Приветствую Вас Гость!
Понедельник, 17.06.2024, 14:29
Главная | Регистрация | Вход | RSS

Меню сайта

Наш опрос

Какая, по Вашему мнению, из ФПГ в Украине - наиболее влиятельная?
Всего ответов: 573

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Вход на сайт

Поиск

Календарь

«  Май 2007  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031

Архив записей

Друзья сайта


12:27
Когда доходит до ликвидации банка, оказывается, что от него осталось только название

Когда доходит до ликвидации банка, оказывается, что от него осталось только название

Ирина Малюкова была ликвидатором более десяти банков. В интервью «ДЕЛУ» она рассказала, что из лопнувших банков деньги уплывают еще задолго до их банкротства.
– С какими проблемами чаще всего сталкивается ликвидатор банка?

– Обычно, когда дело доходит до ликвидации, оказывается, что от него осталось только название. «Исчезают» активы, помещение, куда-то пропадают документы. Если в случае с ОЛБанком я хоть успела взять баланс на последнюю дату и иные необходимые бумаги, то в других банках ликвидаторы документов вообще не находили.

К примеру, банк «Видродження». В свое время это было крупное финучреждение. Но при ликвидации оказалось, что от него ничего не осталось — ни помещения, ни документов. Даже те бумаги, которые были в Национальном банке, ликвидатор получить не смог. НБУ не предоставил возможности их вывоза, а впоследствии документация исчезла.

– Получается, что Нацбанк еще и «палки в колеса» вставляет ликвидаторам?

–Разумеется, умышленно препятствий он не создает. Но Национальный банк — это чиновники, и этим все сказано.

– Какие еще сложности встречаются во время ликвидации банка?

– Часто бывает, что активы банка (не имущество, а именно активы!) еще до его банкротства «уплывают» в другие структуры. Я с этим столкнулась в ОЛБанке. За год-два до его краха руководство переуступило часть прав требования долгов другим лицам. Передача активов банка иным структурам продолжилась и во время первых действий временной администрации — то есть, под непосредственным контролем чиновника НБУ! В это время, кстати, была передана немалая сумма — 19 миллионов гривен.

Получателем денег был содовый завод в Славянске, причем находившийся на грани развала. Я попыталась сделать так, чтобы банк числился кредитором предприятия. Однако местный судья постоянно отказывал в рассмотрении дела, поэтому деньги мы потеряли.

Схема применяется очень действенная — активы передают предприятиям, которые являются неплатежеспособными. То есть вернуть деньги они не могут.

– Почему же не вмешивается Национальный банк?

– НБУ может только следить за процессом ликвидации, но не вмешиваться. Если бы от меня что-то зависело, я бы предложила создать отдельную от Нацбанка структуру для управления ликвидационными процедурами, восстановлением платежеспособности банков, как это делается во всех цивилизованных странах. А у нас процедурой ликвидации, в основном, занимаются сотрудники Нацбанка.

Кстати, в России уже давно организовали специальное агентство, которое занимается только реструктуризацией и ликвидацией банков. Когда начался дефолт, россияне тут же среагировали и создали специальный орган.

– Как вы считаете, почему у нас до сих пор не учредили подобную структуру?

– Может быть из-за того, что слишком часто меняется руководство Нацбанка. Но, несмотря на это, проблему нужно поднимать и решать. Ведь если Нацбанк без особых проблем регистрирует банки, то он точно так же должен организовать процедуру ликвидации. А не так как это делается сейчас. Думаю, тогда вкладчикам не нужно было бы пикетировать НБУ.

– Кстати, как вы относитесь к этим людям?

– Я им, конечно, сочувствую. Но с другой стороны, перед тем как вкладывать деньги, нужно всегда думать головой. Если банк предлагает очень высокие проценты по депозитам, значит у него есть проблемы — это «золотое правило». Причем с созданием Фонда гарантирования вкладов физических лиц у вкладчиков появилась отличная возможность вкладывать деньги в относительно опасные банки и быть спокойными. Просто надо поделить весь вклад на суммы, соответствующие максимальному размеру компенсации (сейчас — 25 тысяч гривен — «ДЕЛО») и отнести их в разные банки, даже под большие проценты. Лучше потратить больше времени, но потом каждый месяц ходить и собирать «урожай», чем сразу все потерять.

– Легко ли продать имущество банков-банкротов?
– Почти во всех финучреждениях на момент ликвидации остается имущество, которое быстро обесценивается и которое сложно продать. Например, компьютеры и другая техника. Более того, банки, которые ликвидируются, обычно не владеют дорогостоящими зданиями, их подразделения находятся в арендованных помещениях. Иногда дело доходит до абсурда. Например, в первые дни ликвидации ОЛБанка, арендодатель потребовал в течение двух недель освободить помещение, поэтому мне пришлось всю технику, людей, документацию разместить в актовом зале. Вы даже представить себе не можете, какая была неразбериха.

 

Источник: Газета "ДЕЛО" / Мельничук Олег

Просмотров: 220 | Добавил: companies | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]