Меню сайта

Наш опрос

Какая, по Вашему мнению, из ФПГ в Украине - наиболее влиятельная?
Всего ответов: 521

Форма входа

Календарь новостей

«  Август 2013  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031

Поиск

Друзья сайта

загрузка...
Анализ сайтов, проверка тиц, pr PR-CY.ru Анализ интернет сайта

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » 2013 » Август » 13 » Как датскому свиноводу удалось обойти украинских конкурентов
загрузка...
Как датскому свиноводу удалось обойти украинских конкурентов
09:56
 












В первой половине 1990-х Том Аксельгаард променял тепличную для бизнеса Данию на Восточную Европу. Сегодня его «Даноша» — самая эффективная свиноводческая компания в Украине

Когда в 2010 м правительство выполнило свои обязательства перед ВТО и снизило импортные пошлины на свинину с 42 до 12%, украинские производители выступили единым фронтом. Они потребовали пересмотреть ставки. «Мы кричали: «Помогите, грабят!» – рассказывает Игорь Бучацкий, работавший в 2009–2011 годах генеральным директором агрохолдинга Sagro, в который входит свиноводческое хозяйство «Калита».

Он вспоминает, что единственным крупным игроком, не присоединившимся к общему хору, оказалась украинская «дочка» датской компании Axzon – «Даноша». «Для них было некритично, стоит килограмм 15 гривен или 12, – отмечает Бучацкий. – Они все равно могли зарабатывать».

«Даноша» – второй по поголовью и объемам производства свиноводческий бизнес в Украине. Лидирует по обоим показателям холдинг «АПК Инвест», созданный бывшим вице премьером Борисом Колесниковым. Но по прибыльности «Даноше» нет равных в стране. Согласно годовому отчету Axzon, в 2012-м маржинальность ее украинского бизнеса по EBITDA составила 46%. Хорошей рентабельностью на отечественном рынке считается уровень 30–35%, сообщает почетный президент «АПК Инвест» Денис Омельянович. На этот показатель его компания пока не вышла. «Прибыльность свиноводческого бизнеса в Украине колеблется от –30 до 15–20%», – утверждает Юрий Акневский, генеральный директор «Бахмутского аграрного союза», пятого по величине свиноводческого предприятия в стране.

«Даноша», показавшая в 2012 году выручку в размере 553 млн гривен, опережает по рентабельности не только местных конкурентов, но и свою материнскую компанию, а также ее польскую «дочку» Poldanor. Маржинальность по EBITDA Axzon и ее польского бизнеса в прошлом году лишь немногим превысила 30%. В 2012 м «Даноша», по словам основателя Axzon Тома Аксельгаарда, генерировала примерно треть всей выручки компании и половину EBITDA.

Каковы ингредиенты украинской эффективности?

Датский пионер

«Мои жизненные планы всегда были предельно конкретными, – рассказывает Аксельгаард. – Я хотел иметь свою семейную ферму в Дании». В 1982 году Аксельгаард, аграрий в третьем поколении, приобрел молочное хозяйство. «Казалось, все сложилось так, как я желал, – продолжает бизнесмен. – Но очень скоро стало понятно, что реальность отличается от мечты: быть фермером в Дании – это совсем не то, чего я ожидал».

Аграрный бизнес в Европейском союзе пользовался внушительной государственной поддержкой. Чтобы не обрушить цены, правительства платили своим фермерам за ограничение объема производства. «Европейские страны буквально купались в еде: были горы масла, мяса и всего остального, – вспоминает Аксельгаард. – Иногда мне приходилось избавляться от излишков молока, просто выливая его в поле». В какой то момент он понял, что с него хватит: «Я решил, что мне как фермеру будет лучше в рыночных условиях и там, где людям действительно нужна еда».

Датчанин смотрел в сторону Замбии: ее животноводство находилось на примитивном уровне, а молочное стадо не покрывало спрос растущего населения. «В стране был огромный дефицит молока», – описывает ситуацию Аксельгаард. Он уже было уговорил жену отправиться с ним в Африку, но тут рухнул железный занавес, скрывавший, как выяснилось, не менее интересные рынки.

В 1992 м Аксельгаард в качестве консультанта по животноводству одной из датских фирм отправился в Запорожье. «Для меня это был просто шок, – вспоминает он свои первые впечатления от страны. – Для производства корма не хватало качественного сырья, персоналу – знаний и навыков, электричество включалось максимум на полдня, а люди были настолько бедны, что крали что ни попадя: корма, оборудование, технику».

Инвестировать в Украину начала 1990 х Аксельгаард не рискнул. «Контраст между Запорожской областью и моей родиной был слишком велик, – объясняет он. – Кроме того, у меня оставалась ферма в Дании, которой нужно было управлять». Аксельгаард решил начать с Польши, где в 1994 году арендовал три свиноводческих предприятия и 3300 га земли. Через 10 лет Poldanor Аксельгаарда стал вторым производителем свинины в Польше. «Бизнес был отлажен, и я мог двигаться дальше на Восток», – отмечает бизнесмен.

Он стал подыскивать площадку для налаживания производства в Украине. Сначала в поле его зрения попала выставленная на приватизацию ферма в 150 км от Киева – селекционный племзавод «Золотоношский». «Для нас было типичным приобретение старых государственных ферм, их перестройка и модернизация с учетом экологических норм, – рассказывает Аксельгаард. – У нас есть своя строительная фирма, мы производим даже часть инвентаря». Однако сделку Аксельгаарду перебили инвесторы из Ливана, которые заплатили за ферму $750 000.


Для того чтобы увеличить вес свиньи на 1 кг, в «Даноше» тратят в полтора раза меньше корма, чем в среднем по рынку

Вторая попытка оказалась успешнее. Свинокомплекс «Прикарпатский» в Ивано-Франковской области, рассчитанный на выращивание почти 40 000 свиней, других инвесторов не заинтересовал. «Ферма была большой, но заброшенной, и поэтому относительно дешевой, – объясняет Аксельгаард. – Даже деревья росли внутри зданий. Не было никакого производства, не было электричества – ничего не было!» За «Прикарпатский» основатель Axzon выложил существенно больше, чем готов был заплатить за предприятие в Золотоноше: около $1,9 млн. «Там была инфраструктура, туда были проложены дороги и там были стены, – перечисляет преимущества площадки Аксельгаард. – А стены для нас – это около 40% стоимости постройки. Так что мы заключили выгодную сделку». Еще одним плюсом было наличие примыкающих земель. «Для свиноводства важно иметь место для утилизации отходов без вреда для окружающей среды, – отмечает Аксельгаард. – К слову, в случае с предприятием в Золотоноше не было никаких гарантий, что мы смогли бы взять в аренду и использовать прилегающие земли».

Чтобы вывести свой бизнес в тройку украинских лидеров, Аксельгаарду понадобилось примерно столько же времени, сколько и в Польше: 10 лет. Высокоэффективным его делают три составляющие.

Технологии плюс менеджмент

Основатель Axzon уверен, что формула эффективного бизнеса сводится к трем «М»: менеджмент, менеджмент и еще раз менеджмент.

Главное преимущество «Даноши» перед местными конкурентами – производственные и бизнес процессы, годами шлифовавшиеся в Дании, а потом и в Польше. Ритм производства на пяти фермах «Даноши» в Ивано Франковской области продуман до мелочей. Питание, температурный режим и освещение подбираются под каждый этап жизни животного, перед забоем свиней усыпляют углекислым газом, чтобы минимизировать потери при забое и повысить качество продукта.

«Маленькие ошибки приводят к большим проблемам», – любит повторять Аксельгаард. По его словам, если сотрудники фермы не понимают, каким должен быть уровень температуры, как и когда нужно скорректировать кормление, никакая техника не поможет.

«Даноше» с ее апробированными технологиями не нужно тратиться на дорогих управленцев: достаточно нанять «рабочих лошадок» и «заточить» их под собственные стандарты. Компанией руководит датчанин Кристиан Брокоп Якобсен. Сам Аксельгаард глубоко вовлечен в работу всех подразделений компании на разных рынках. «Если бы у свиней не была такая оборачиваемость, он бы знал их по именам, – шутит Юрий Астахов, директор инвестиционно банковского департамента инвесткомпании Dragon Capital, которая сотрудничает с Axzon. – Ему достаточно нескольких часов, чтобы оценить качество управления и эффективность работы любой фермы».

«Они никогда не гнались за звездами, предпочитая формировать стабильную команду середняков, – описывает политику «Даноши» по подбору управленцев Иван Мелашенко, менеджер проектов рекрутинговой компании Ward Howell. – А на руководящие позиции присылать зарубежных менеджеров».

«В «Даноше» все бизнес-процессы четкие, понятные, прописаны и спущены сверху», – добавляет партнер хедхантинговой компании Talent Advisors Роман Бондарь.

На фермах «Даноши» царит железная дисциплина. «Даже если ты что то отмечал накануне и с утра от тебя исходил характерный запах, увольняли без разговоров», – рассказывает бывший сотрудник компании, переехавший на работу в Россию. Другой пример: жителей близлежащих сел работать на фермы не берут. Такая практика позволяет свести к минимуму хищения.

Низкая себестоимость

Украинские производители свинины сетуют на низкую рентабельность бизнеса. При этом цены на мясо в Украине достаточно высоки. Согласно презентации Axzon для инвесторов, 1 кг свинины в Украине в прошлом году стоил в среднем 2,3 евро, тогда как в Польше – 1,65 евро, а в Дании – около 1,5 евро.

А вот корм в Украине гораздо дешевле, чем в странах Евросоюза. «Разница в его стоимости у нас и в ЕС может достигать $100 за тонну», – отмечает гендиректор Центра повышения эффективности в животноводстве Николай Бабенко. – И при всем этом убыточных свиноводческих бизнесов у нас – большинство».

«Даноша» тратит на откормку свиней значительно меньше, нежели другие отечественные игроки. Секрет в обескураживающем – с точки зрения конкурентов – показателе конверсии корма. Проще говоря, это расход кормов на 1 кг привеса. В презентации для инвесторов в июле этого года Axzon сообщила, что конверсия корма на ее украинских фермах составляет 2,4 кг, тогда как средний по отрасли в стране показатель – 4 кг (для сравнения: в Дании – 2,66 кг, Германии – 2,92 кг). «Я не верил в это, пока воочию не увидел на предприятии», – подтверждает Бучацкий. Затраты на откорм занимают в себестоимости свинины примерно 75%.

Аксельгаард уверяет, что секрет такого рекордно низкого показателя на его предприятиях прост: это генетика поголовья (компания использует только датскую породу свиней), скрупулезно подобранный состав кормов и менеджмент, который контролирует все процессы ежеминутно.

Дешевые деньги

Почему конкуренты «Даноши» не могут повторить ее успех в Украине? Причина банальна: деньги.

«Свиноводческий бизнес – дорогое удовольствие, – отмечает Бучацкий. – Можно строить «правильную» ферму, если у тебя есть дешевые длинные деньги».

Экономия далеко не всегда означает повышение рентабельности. «Здесь купили чуть дешевле поголовье, здесь сэкономили на комбикормовом заводе, здесь поставили чуть дешевле окна, – объясняет Бучацкий. – Вроде и сэкономили $2–3 млн, а ожидаемого результата не получили». И резюмирует: «У датчан есть доступ к технологиям и деньгам, у наших же бизнесменов зачастую нет ни того, ни другого».

Одно из главных преимуществ «Даноши» перед конкурентами – доступность дешевых кредитов, которые можно привлекать через материнскую структуру.

Весной 2013 года Международная финансовая корпорация (IFC) согласилась профинансировать Axzon на 54 млн евро. 18 млн евро из этой суммы компания уже получила в виде взноса в свой капитал. Максимальная ставка, под которую Аксельгаард готов привлекать кредиты в евро, – 4% годовых.

Средняя кредитная ставка даже для крупных свиноводческих бизнесов с украинским капиталом куда выше. «У нас идеальная кредитная история, но стоимость кредита для нас – под 20% в гривне», – отмечает Акневский из «Бахмутского аграрного союза».

Деньги IFC датчанин собирается потратить на расширение бизнеса в Восточной Европе. В Польше компания в ближайшие три года планирует увеличить поголовье на 25%, а производство свинины – на 30%. «В России мы хотим хотя бы за такой же период времени построить хорошую базу для дальнейшего развития, – делится планами Аксельгаард. – Как минимум такой же бизнес, который у нас сегодня есть в Украине».

В Украине Axzon собирается за три года утроить поголовье (сейчас на ее фермах выращивается 126 000 свиней). Реализовать эти планы компания намерена путем покупки других игроков.

До недавнего времени Аксельгаард вел переговоры со «Смарт-холдингом» миллиардера и новоиспеченного народного депутата Вадима Новинского о покупке компании «Калита» (около 60 000 голов свиней на конец 2012 года – седьмое место на рынке). Одно из преимуществ этого хозяйства – близость к столичному рынку: фермы «Калиты» находятся всего в 50 км от Киева.

Впрочем, велика вероятность того, что эта сделка не состоится. «Существует возможность, что мы не сможем приобрести «Калиту», поскольку структура ее собственников является очень сложной», – объясняет Аксельгаард. С поиском замены «Калите» у Axzon не должно возникнуть проблем. «В стране продается, по сути, каждое второе свиноводческое предприятие», – утверждает Бабенко.

Анна Ковальчук

По материалам Сегодня
Просмотров: 106 | Добавил: companies | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]